​Антон Мегердичев: «Долю качественного отечественного кино нужно повышать талантами, а не административными мерами»

​Антон Мегердичев: «Долю качественного отечественного кино нужно повышать талантами, а не административными мерами»

416

В апреле Фонд кино презентовал исследование «Российская киноиндустрия – 2017». В сборнике представлены основные цифры и тенденции отечественного кинопроката, кинопроизводства и кинопоказа, а также приведены мнения об итогах 2017 года и перспективах на будущее представителей индустрии. Предлагаем вашему вниманию подготовленный для сборника полный текст интервью с режиссером самого кассового российского фильма «Движение вверх» Антоном Мегердичевым.

Как вам кажется, что означают для индустрии рекордные сборы российского кино в прошлом году, которые удалось достичь, в том числе и благодаря вашему фильму «Движение вверх»?

Это действительно большая победа. Главное, что удалось переломить настроение зрителя. Еще пять-шесть лет назад бренд «российское кино» был отрицательным, очень сложно было заставить зрителей пойти именно на наши фильмы. Я это ощущал сам с выходом фильма «Метро», когда приходилось рушить стереотипы этого отрицательного бренда. Сейчас ситуация гораздо лучше, зритель наоборот дает большие авансы. Интерес к российскому кино существует. И это благодаря успешным проектам, огромному труду и большому количеству попыток привлечь зрителей на наши фильмы. Но это еще далеко не идеал, нужно продолжать развиваться в этом направлении и как минимум удерживать те позиции, которые удалось достичь. Если они удержатся в ближайшие два-три года, то мы сможем говорить о создании индустрии и, может быть, даже бизнеса в отечественной кинематографии.

На ваш взгляд, продолжится ли все-таки этот успех в 2018-м?

У меня самые оптимистичные ощущения, хотя я могу ошибаться. Мне кажется важным, что на этом рынке появились молодые режиссеры, которым около 30 и которые уже стали успешными. Создатели фильмов «Я худею», «Лед» – молодые ребята, и они сделали, с точки зрения коммерции, очень серьезные проекты.

Государство продолжает оценивать уровень развития индустрии долей отечественного кино. Насколько, на ваш взгляд, этот критерий эффективен? И нужен ли вообще такой количественный показатель для определения успеха?

Доля – долей, но для меня единственный показатель успеха – это окупаемость. Если вложил в производство определенное количество денег, продал билеты и получил больше. И вот эта разница и есть показатель эффективности. Если на проект было потрачено 500 млн рублей, а он собрал 1,5 млрд, то можно сказать, что он был эффективен, так как в три раза был превышен бюджет. Из этих 1,5 млрд производитель получает 750 млн, то есть за три года работы над проектом было получено по 250 млн, а если из этого вычесть еще и рекламный бюджет, то станет понятно, что это уже и не такая суперэффективность. Вот когда цифры будут манкими, когда на 10 рублей будет хотя бы 100, то тогда и будет индустрия. Как это происходит в Соединенных Штатах, где проекты окупаются в том числе и за счет международных продаж. У нас они пока работают за рубежом в гораздо меньшей степени, как я, не будучи продюсером, думаю.

В этом году Фонд кино как раз стал оценивать и международный прокат российских фильмов. Как вам кажется, интересуются ли вообще за рубежом российским кино и может ли оно заинтересовать зарубежных зрителей в перспективе?

Я знаю одно – зрителей по всему миру интересует хорошее кино, которое работает на общечеловеческие ценности и доступно людям для понимания вне зависимости от их национальности. Если такое кино Россия будет производить, если она найдет такой код, чтобы достучаться до всего земного шара своим творчеством, то тогда мы можем говорить об эффективной индустрии. Сейчас я знаю, что наши фильмы покупают на разные территории, в Китае есть спрос, но пока это далеко не те цифры, которые хотелось бы видеть.

В целом, как вы считаете, российская индустрия готова к выходу на международный рынок?

Если уже есть продажи, прецеденты, то значит готова. Вопрос в количественном показателе. Будет больше продаваться – будет желание больше произвести.

На внутреннем рынке уже не первый год обсуждается возможность введения протекционистских мер для поддержки отечественного кино. Как вы считаете, какими бы могли быть эти меры?

То, что государству нужно защищать отечественного производителя во всех областях отечественной экономики – это аксиома. А вот способы, которыми это осуществляется, могут перевернуть все с ног на голову и навредить в гораздо большей степени, чем помочь. Меры должны разрабатываться экспертами рынка после анализа того, сколько мы вообще должны производить фильмов, чтобы кинотеатры не простаивали. Запретить зарубежные картины к показу – проще простого, но это навредит и отечественной индустрии, потому что отвлечет от кино как явления. Поэтому нужно, как мне кажется, четко смотреть, сколько мы можем производить качественного продукта, а остальное импортировать. Другое дело, что нужно стараться повышать долю качественного отечественного кино. Но не какими-то административными мерами. Нужно создавать условия для реализации талантов – для того, чтобы было больше молодых людей, которые хотят реализовываться в кино и, в том числе, зарабатывать деньги.

Пока единственная мера, которая начала реализовываться государством, это движение дат релизов. Как вы считаете, необходима ли она?

Честно говоря, я, не будучи продюсером, пока не смог понять, кому помогло это нашумевшее движение дат релизов. Я знаю одно: все российские фильмы, как правило, выходят в окружении голливудских блокбастеров, бюджет которых превышает российские на порядок или даже на два, если считать в долларовом эквиваленте. Та же комедия «Я худею» выиграла уик-энд у многомиллионных блокбастеров, и кто, что для нее сдвинул, я не знаю. Она стояла с достойными голливудскими картинами и выиграла у них. Так что какого-то явного протекционизма в этой сфере я пока не вижу. Глупости в каких-то высказываниях, непонятную шумиху наблюдаю, но увидеть в этом коммерческую логику мне не дано.

А чего вам как режиссеру не хватает от государства в поддержке кино?

Сложно ответить на этот вопрос. Возможно, если бы производитель получал львиную долю дохода от проката, то у режиссеров были бы больше гонорары. Мне кажется, что кинотеатр забирает у производителей, работающих в столь сложном бизнесе, как кино, просто потому, что он, условно говоря, вставляет DCP, довольно много, хотя я могу ошибаться. Для того, чтобы кино было бизнесом, по крайней мере первые два уик-энда производитель должен получать 80-90% выручки, чтобы как-то окупить свои затраты, потому что производство кино иногда доходит до семи лет, а в среднем составляет два-три года. Получается, что производитель все это время придумывает идею, изнурительно работает, а потом отдает это всем, кому не лень, чтобы продать – от рекламы до постановки в кинотеатрах. Это помимо производственных затрат.Получается ситуация, что если продюсер не войдет в контакт с телевизионным каналом, который обеспечит рекламную поддержку, то он вообще ничего не сможет.

Каналы действительно стали все чаще вступать в такую коллаборацию.

Они являются залогом того, чтобы картину увидело большое количество зрителей. Я не знаю примеров, чтобы картина была коммерчески успешна без поддержки федерального канала. Может быть, они есть, но их, наверное, очень мало.

Государство остается основным источником финансирования для кинопроизводителей. С учетом этого нужно ли государству определять какие-то приоритеты в господдержке? Производить больше дебютов? Или поддерживать фильмы-события? Или просто нарастить количественную массу?

Если бы я знал ответ на этот вопрос, я был бы величайшим продюсером. Мне понятна политика государства, которое решило давать невозвратные деньги тем, кто обладает коммерческим потенциалом, чтобы привлечь зрителей на наше отечественное кино. И такая политика сломила негативное отношение к российскому кино, которое была сформулировано в конце 1990-х- начале 2000-х. Так что она принесла свои плоды. Но теперь нужно сделать так, чтобы кино приносило деньги, чтобы государство могло отпустить эту отрасль. В Советском Союзе, я понимаю, что сравнение не очень корректное, кино было окупаемым. Вот нужно подумать, как и нынешнюю индустрию сделать окупаемой, как привлечь частных инвесторов, заинтересовать бизнес, который пока что бежит в другую сторону, как только видит кинопроект и прикидывает на калькуляторе его производственные сроки и потенциальные траты.

Помимо нехватки частных инвесторов есть ли еще в отечественном кино острые проблемы – нехватка кадров или идей?

Нехватка креатива и идей – это, на мой взгляд, основная проблема. Если посмотреть, что мы делаем именно по темам, то ничего нового и сногсшибательного мы не увидим. У нас, например, нет интеллектуального мейнстрима, каким был фильм «Интерстеллар» – мудрый и коммерчески успешный. Мы пока идем по пути: если это не артхаус, то всем понятный блокбастер или комедия.

Это связано именно с тем, что у творцов нет таких идей?

Да, если вы прочитаете сценарии, которые подаются в Фонд кино, у вас будет достаточно ясная картина. Там все достаточно скромно. Есть хорошие вещи, но идей явно не хватает.

А что сделать, чтобы идеи появились?

Искать таланты, чтобы они росли не вопреки чему-то, а при поддержке. Это основная задача. У нас каждый год заканчивает ВГИК какое-то количество людей, вот нужно давать им возможность творить и реализовывать себя. Так, чтобы продюсеры зарабатывали на таланте. Как Брайан Эпстайн нашел «Битлз» – так бы и продюсеры искали молодых режиссеров.